Первое знакомство преподователя со студентами

Памятка молодого преподавателя. Выживание в современных условиях

первое знакомство преподователя со студентами

От этого зависит, что давать студентам: первое ознакомление, некоторую но первое знакомство с лектором обычно запоминается на всю жизнь. Знакомство. Если это ваша первая встреча с классом, представьтесь На первое время, чтобы быстрее запомнить своих учеников, попросите . Каждый студент или преподаватель ФЭВТ может помочь развитию. Если вы желаете потратить больше времени на знакомство, если необходимо создать Очень важно, чтобы первое мнение окружающих сложилось.

Хорошим было бы уделение этой проблеме нескольких страниц с демонстрацией примеров. Таким образом, хороший учебник - это тот, в котором полноценно и с примерами изложены основы данного курса. И это - учебник тонкий. Конечно, гораздо лучше, когда со знанием дела изложены не только основы, но и весь остальной материал - к сожалению, в таком случае учебник получается толстым.

Студенты, готовясь к экзаменам, успеют подготовить по нему всего несколько тем, на остальные не хватит времени. В этом смысле мне очень нравится учебник А.

первое знакомство преподователя со студентами

Спиркина по философии, не даром в конце советской эпохи он получил премию как лучший, но рекомендую я его студентам всегда с оговоркой, что он толстый. А вот двухтомник, выпущенный Институтом философии РАН, очень полезный даже специалисту по некоторым частным вопросам, я всегда студентам горячо не рекомендую, поскольку при великолепном научном звучании он совершенно не ориентирован на психику студента.

первое знакомство преподователя со студентами

Так что, вспомнив о 32 часах в семестр, я, вздохнув, рекомендую учебник А. Примерно так же я соотношу объем отпущенных часов и толщину учебника и по другим предметам. Как видим, по всем предметам кроме философии я воздерживаюсь от называния конкретных учебников, ибо это - дело преподавателя.

Выбрав учебник, он должен смириться с мыслью о том, что теперь студенты будут руководствоваться не только его лекциями, а и учебником, где по отдельным проблемам возможны расхождения между учебником и лектором. И преподаватель должен быть морально готов к тому, что чаще всего студенты встанут на точку зрения учебника который лежит перед глазами в отлично опубликованном виде, тогда как лекции преподавателя посещались не всегда, записывались выборочно, и чтобы ими воспользоваться, необходимо прочитать свой или, нередко, чужой почерк.

Учебная литература не ограничивается одним учебником, хотя студентам хотелось бы свести все богатство печатных изданий к одной тонкой книжке. Было бы наивным думать, что студенты будут использовать дополнительную литературу при подготовке к экзамену. Однако она может быть востребована для двух целей: Кроме того, некоторая часть литературы оглашается на первой лекции, чтобы студенты знали, что существует литература и помимо учебника. Пользуясь терминологией исторической дисциплины источниковедения литературу можно было бы разбить на источники и исследования.

К источникам относятся сочинения крупнейших специалистов в данной отрасли науки, чьи сочинения не утратили актуальности и в наши дни. Так, по философии это будут сочинения философов разных лет, включая и античность например, работы Платона, Аристотеля, Гегеля и. По культурологии - труды признанных культурологов и философов и. К исследованиям относятся сочинения менее известных современных авторов, раскрывающих ту или иную проблему. Разумеется, студенты в поисках рекомендуемой литературы пойдут в ближайшую библиотеку; чаще всего это - библиотека родного вуза.

первое знакомство преподователя со студентами

Преподаватель должен познакомиться с ее фондами, узнать и количество экземпляров, чтобы самому не спровоцировать ажиотажный спрос. Преподаватель будет немало изумлен, узнав, что с одной стороны, не хватает по числу или вовсе отсутствует та или иная популярная работа; с другой стороны, присутствует масса второразрядных, а то и вовсе ненужных книг.

Первый день преподавания - поделитесь опытом | Аспиранты | ВКонтакте

Это означает лишь одно: Библиотекарь формировал фонды по своим симпатиям, не будучи специалистом ни в одной дисциплине, на него обижаться не следует, ибо если бы не он, фонды могли бы вообще оказаться пустыми. Разумеется, он с благодарностью примет любую помощь в комплектации библиотеке и при наличии возможностей купит указанные Вами книги.

Но это - дело очень нескорое. В некоторых случаях можно порекомендовать покупку студентами учебного пособия. Так, курс "Социодинамика культуры" читается в ГУУ студентам только одного института управления в социальной сфереи библиотека не располагает комплектом в 60 экземпляров книги Б. Поскольку эта книга и на сегодня остается лучшим учебным пособием по данному курсу и, кроме того, ежегодно переиздается, студентам для годового курса предпочтительнее иметь его всегда под рукой.

В иных случаях необходимую литературу закупает кафедра или группа кафедр. Например, в МГТУ. Баумана ряд кафедр общественных наук объединился и создал специальный фонд книг, куда, в частности, вошли труды философов и социологов.

При фонде существовал небольшой читальный зал. Неопытные преподаватели игнорируют проверку фондов и попадают впросак. Один из них дал задание студентам к следующему семинарскому занятию законспектировать работу И. Канта "Критика чистого разума". Дипломник не знал, что работа с первоисточниками для студентов технических вузов довольно сложна, поскольку у них отсутствует соответствующая философская база; кроме того, именно данной работы Канта не было ни в основном читальном зале, ни в фонде кафедр общественных наук в советское время работы философов издавались очень редко, так что советское издание х годов ХХ века обветшало и было списано, а новое еще не успели издать.

Разумеется, студенты эту работу не законспектировали. А дипломник понял, что переносить опыт преподавания на философском факультете МГУ чисто механически на деятельность кафедры философии технического вуза.

Советы молодым преподавателям (без флуда!) [Архив] - Портал аспирантов

На это ему было указано при рассмотрении его преподавательской практики. Каждая общественная наука обладает неповторимыми особенностями, которые целесообразно охарактеризовать на первой лекции. Так, философия предельно абстрактна, что создает большую трудность при ее изучении.

Например, она говорит не о количестве или качестве чего-то, не о пройденном пространстве и прожитом времени, но о качестве, количестве, пространстве и времени как таковых. Скажем, философское выражение человек в мире означает, что в данной комнате находится ни Петров, ни Иванов, ни мужчина, ни женщина, ни ребенок, ни старик, ни русский, ни англичанин, но человек.

И не в комнате, ни в здании, ни на селе, ни в городе, даже не в пространстве, но в мире. Напротив, культурология гораздо более осязаема и конкретна, значительная ее часть может быть представлена в виде картинок. Но зато она привязана к цивилизациям, развивавшимся в пространстве и времени, то есть требует жесткой привязки к географии и хронологии. Студенты в своей основной массе, как правило, плохо знают и то, и другое, и для них оказывается весьма сложно сказать, в какой современной стране находятся руины культуры Месопотамии или Крито-Микенской культуры.

Еще больше путаницы у них вызывают археологические термины, и мезолит они спокойно путают с мегалитами. Задача преподавателя - обратить внимание студентов на эти специфически трудности уже на первой лекции. При этом не следует увлекаться именно трудностями, чтобы не напугать студентов; следует больше выделить те преимущества, которые они получат, овладев дисциплиной.

Скажем, философия их научит рассуждать абстрактно, а также подведет к чтению работ профессиональных философов; культурология раскроет основные черты крупнейших мировых цивилизаций и покажет эволюцию культуры от первобытного общества до наших дней, социология раскроет основные стороны структуры общества и механизмы связей больших и малых социальных групп, политэкономия раскроет основные законы производства и потребления и.

При этом каждая из наук исследует какую-то одну сторону общественного человека и невольно имеет общие границы с другими науками. Так, в курсе культурологии при изучении бытовой культуры невольно затрагиваются проблемы положения мужчин, женщин и детей, что относится к социологии, а при изучении религии той или иной цивилизации происходит вторжение культурологии в область религиоведения. Имеются стыки философии и культурологии, поскольку философия оказывается одной из частей культуры.

Однако эта "общая территория" ряда наук может внести путаницу в сознание студентов, которые могут принести рефераты по культурологии на тему "Правовые отношения древней Греции", "Система выборов в древнем Риме", "Древнеримская философия". С сожалением эти рефераты приходится отклонять, поскольку они относятся к правоведению, или политологии, или философии, или социологии. Конечно, все эти разделения наук о человеке на отдельные области весьма условны, однако они есть, и с этим приходится считаться.

Довольно условными являются и названия дисциплин. Скажем, в советское время изучалась "Марксистско-ленинская философия", то есть философия с позиций марксизма-ленинизма; теперь она называется просто "философия", а ее составные части, "диалектический материализм" и "исторический материализм" заменены названиями "онтология и теория познания" и "теория общества".

Тренинг знакомства для студентов 1 курса

Собственно, эти же названия существовали и в советское время, где предпочтение отдавалось марксистской точке зрения; сейчас в философии никаких предпочтений. Точно также политэкономия в советское время делилась на "политэкономию капитализма" и "политэкономию социализма"; однако вторая дисциплина даже в советское время наукой не являлась, а была скорее совокупностью благих пожеланий, и потому в наши дни исчезла.

Наука "Культурология" в советское время в вузах не изучалась, она имеет синонимы "Культурная антропология" и "Культуроведение". Стык культурологии и социологии имеет разные названия: У лингвистов года два назад появилась дисциплина "Теория межкультурных коммуникаций", хотя до этого примерно то же называлось "Лингвострановедение" и "Лингвокультурология".

Так что точное название дисциплины - скорее дань времени, чем продукт научного анализа. Студенты приходят на первую лекцию как на учебный праздник, еще не вполне готовые к серьезной работе прямо сейчас же, но готовые сформировать первые впечатления о читаемом курсе. Первые минут 30 целесообразно дать строгие определения сути дисциплины, ее названия можно чуточку поговорить о времени возникновения и о характере эволюции дисциплинызатем перейти к требованиям к студентам на лекциях, семинарах и во время самостоятельной подготовки, рассказать о необходимости написания реферата, о возможности или невозможности получить зачет "автоматом", об экзаменационных требованиях, об учебниках и иной литературе - и к этому моменту студенты утомляются, имеет смысл пошутить, рассказать какие-нибудь занимательные истории, чтобы студенты поняли, что и в данной дисциплине есть возможность побалагурить, посмеяться над ошибками.

Обычно я привожу примеры из собственной практики. Так, студент-иностранец, которому на экзамене достался вопрос о гипотезе как форме теоретического знания спутал гипотезу с гипотенузой и принялся излагать геометрические сведения. При ознакомлении студентов с культурологией я цитирую выступление одной вечерницы, которая, излагая на семинаре культуру Месопотамии, сообщила, что шумеры "начали осваивать болота и возводить крепости".

Я живо представил себе, как строители топят камни будущих крепостных стен в вязкой трясине, и задал себе вопрос: Кому кроме них понадобились болота? И предусмотреть время для ответа на вопроса, которые обязательно возникают у студентов на первой лекции. И еще несколько слов о манере чтения. При другой крайности преподаватель читает громким голосом свой конспект под диктовку, то есть произносит одну и ту же фразу без выражения раза по Лекция становится при этом не только скучной, но по сути дела и малополезной, студенты могут заснуть; лектор превращается из профессора в ассистента, ничего не говоря от себя, но лишь читая написанное; студент превращается в школьника, перестав следить за ходом изложения, а просто записывая, то есть заменяя вузовский курс простым диктантом.

Вероятно, истина лежит посередине: Тогда студент с одной стороны из переписчика лекторского конспекта становится соучастником решения интересных научных проблем, но с другой стороны, все необходимые определения и выводы получают письменную фиксацию. Вообще говоря, студенческая аудитория психически очень подвижна и отзывчива; она ценит шутки и остроты, но с другой стороны, шутки и манера лектора соучаствовать в поисках научной истины возбуждают аудиторию, дают ей повод самой шутить и самой обсуждать с приятелями высказанные мысли, что ее "разогревает", она становится шумной и малоуправляемой.

Неопытный лектор может продолжать в том же духе - это приведет к "перегреву" аудитории, когда шум заглушит лектора, да его присутствие уже и не понадобится - аудитория начнет решать свои проблемы.

Призывы затихнуть, исходящие от лектора, уже не слышны, а если и слышны, то не принимаются во внимание. Так обычно ведут себя студенты первого курса первого семестра, которые еще не испытали на себе поведение лектора на экзамене, его могущество в смысле выставления оценки, и поэтому могут позволить себе перекричать докладчика.

С этой точки зрения один из лучших методов "охлаждения" студентов является запись под диктовку. Даже отчаянные говоруны, заметив, что другие что-то пишут независимо от того, насколько данная запись нужна для экзамена и вообще важна для курса - студенты этого еще оценить не умеютзатихают и начинают бойко писать.

Но и тут важно не перестараться, чтобы студенты в процессе письма не выключились из процесса сотворчества. Так что хотя определения и результаты устного анализа лектор готовит заранее, момент их записи до некоторой степени определяется состоянием студентов, степенью их возбуждения. Подготовка к основному курсулекций. Основной курс лекций, как уже говорилось, варьирует в зависимости от наличия или отсутствия семинаров.

По моему убеждению, анализ тонкостей и глубин при публичном изложении материала на лекции вряд ли возможен, равно как и нечто противоположное - демонстрация иллюстраций.

Иллюстрации никогда не подменяют теоретического рассмотрения, они лишь делают его доходчивее. Две-три иллюстрации, либо устные, либо в виде картинки или слайда - этого вполне достаточно. Поэтому у меня сложилось стойкое предубеждение против так называемых "киноуроков", которые, как это ни странно, не столько способствуют изложению материала, сколько ему препятствуют. И дело тут в том, что режиссеры, получив сценарий, начинают в полной мере использовать привычные средства кино- и видеоинформации, перегружая психику студента избыточной информацией.

Для них-то важна не научная проблема, а визуальные средства, по которым их будут оценивать рецензенты. Скажем, в советское время по заданию НИИ высшей школы были созданы несколько учебных фильмов по философии. Мне удалось увидеть только два, "Сознание" и "Движение материи". В первом из них чего только не было нагорожено: Но ни проблема отражения в природе, ни проблема психического, ни роль общества в становлении сознания показаны не.

Иными словами, сценарий писал не философ, а кинодокументалист. Во втором еще хуже - на пленку засняли выступление лектора с противным то писклявым, то визжащим голосом. Смотреть было и скучно, и непонятно, ибо дефекты дикции лектора умножались на несовершенство звукозаписи. Тем самым тут сценария вовсе не было, а засняли просто выступление случайного преподавателя философии.

К сожалению, не лучше обстоит дело и в такой казалось бы очень наглядной области учебного кино, как культурология. Там демонстрируются в качестве учебных типичные документальные фильмы по памятникам культуры - архитектуры, скульптуры, живописи. Для культурологии важны эпохи и стили, которые в этих фильмах едва затрагиваются, зато фильм перегружен конкретными произведениями искусства, именами, названиями произведений. Такой фильм годился бы для искусствоведов, но не для культурологов.

Смотреть его интересно первые минутзатем наступает утомление от обилия нового, которое некогда осмыслить и запомнить. На студента обрушивается груда плохо связанных между собой образов, из которых мало что запоминается.

Да и задача такого фильма - развлекательно-информационная, но не учебная, ибо ни к запоминанию материала, ни к его анализу и осмыслению режиссер не стремился. В этом случае непонятна и роль лектора, который бездействует все время демонстрации фильма. Не надо забывать и другого: Поэтому привлечение иллюстративного материала должно быть строго дозировано, причем готовый материал должен демонстрироваться после определенных разъяснений лектора.

Эти иллюстрации ни коим образом не должны стать самоцелью. Программа курса должна быть построена так, чтобы освещать не все, а только ключевые проблемы учебной дисциплины. При этом неопытные лекторы часто стараются записать или законспектировать текст лекции, и все равно у них, как правило, после сообщения материала лекции остается много свободного времени. Вообще говоря, чтение не позволяет лектору импровизировать, поэтому гораздо предпочтительнее вместо текста или конспекта иметь только план лекции.

Тогда лишние примеры съедят все внезапно возникшее неучтенное время. Заметим, что незапланированная пауза обескураживает молодого преподавателя, поскольку отпускать студентов на перерыв слишком рано. На самом деле, если материал по данной теме исчерпан, следует переходить к материалу следующей лекции. У опытных лекторов картина прямо противоположная: Правда, перенесение проблемы на семинар может оказаться неудачным приемом, если семинары ведет другой преподаватель, например, ассистент.

Он по просьбе лектора хотя и проведет занятия со студентами по данной проблеме, но расставит не те акценты, или вообще подменит одни проблемы другими. Получается, что каждая лекция растягивается по времени, уже занимает не два часа, а больше, и в результате на одну, чаще на две, а иногда на три лекции в семестр читается меньше. Это, так сказать, болезнь опытных преподавателей. Но зато они довольны тем, что пройденный ими материал действительно разъяснен в нужной степени, он будет понят студентами и скорее всего усвоен.

А непрочитанные лекции можно отдать на самостоятельное изучение, или ими, на худой конец, можно пожертвовать. Во всяком случае, внешнее впечатление от того, что преподаватель буквально переполнен знаниями настолько, что не успевает рассказать всего, гораздо выгоднее, чем вид беспомощной растерянности молодого лектора, который, закончив читать свою "шпаргалку", мнется, не зная, чем еще занять аудиторию. Поэтому молодому преподавателю есть смысл продумать дополнительный интересный материал, в общем-то не очень важный, который, как спасательный круг, выручит его в такую внезапную паузу и даст возможность заполнить внезапно возникшие минут до звонка.

Отпускать студентов раньше не рекомендуется - они начнут слоняться без дела и мешать другим преподавателям. Рабочий план не может быть жестким и по другой причине: Хотя такие изъятия лекционного времени случаются не чаще разов в семестр, к ним тоже надо быть готовым. Проведение семинарских занятий считается более легкой учебной деятельностью, чем чтение лекций, поскольку преподаватель здесь не излагает новый материал.

Поэтому часто семинары проводят ассистенты, тогда как лекции читают профессора и доценты. Однако именно это создает определенные трудности. Так, чаще всего молодого преподавателя ставят читать лекции за профессором или доцентом. При этом может возникнуть противоречие между лектором и преподавателем в трактовке некоторых проблем, если они принадлежат к разным научным школам.

И если лектор выбирает научную позицию более или менее осознанно, то молодой преподаватель всецело полагается на тот научный багаж, которым его снабдили в стенах его учебного заведения, не учитывая, что существуют и альтернативные решения научных проблем. Поэтому ассистенту весьма полезно посетить хотя бы несколько лекций своих коллег, и прежде всего - лектора потока. Так можно избежать и другой весьма распространенной ошибки - когда руководитель семинарских занятий слишком далеко отходит от лекций, полагая и в этом есть резончто семинары не должны дословно повторять лекции.

В таких случаях может получиться, что семинары не поясняют и углубляют материал лекций, а оказываются некоторым параллельным курсом, прочитанным урывками и весьма мозаично. Как правило, на кафедре помимо учебного плана существует и план семинарских занятий с перечнем проблем и списком литературы.

И опять-таки этот план оказывается максималистским, поэтому не следует особенно сокрушаться, что реально на семинаре будут пройдены не все темы. Студенты по приходу в вуз сразу приспосабливаются к вузовским льготам и чаще всего отказываются отвечать на семинаре, если только преподаватель заранее не назначил определенных лиц. Поэтому простой опрос по проблемам чаще всего не приносит нужных ответов, и преподавателю приходится рассказывать все самому.

В таком случае теряется смысл семинарского занятия, семинар превращается в минилекцию, где студенты опять молчат и слушают. Более опытные преподаватели ввели систему докладов, где за определенным студентом закрепляется определенная тема, что и отмечается преподавателем в его преподавательском дневнике. Если преподаватель ограничивается общей краткой оценкой с изложением достоинств и недостатков выступающих, за одно занятие можно пропустить от 4 до 6 студентов, но если комментарии преподавателя делаются по ходу доклада, число выступающих снижается до трех или даже двух.

Как правило, студент ищет литературу к своему докладу сам, однако с благодарностью примет совет преподавателя. Конечно, комментарии целесообразно делать по ходу доклада, пока сказанное докладчиком еще свежо в памяти. Поскольку у докладчика обычно бывает конспект, такой перерыв в докладе не сбивает его с мысли. Они обсуждаются всеми членами группы и принимаются как основные правила взаимоотношений или отклоняются, при этом выдвигаются альтернативные правила. Многие люди стремятся не говорить о том, что они чувствуют, что думают, так как бояться показаться смешными.

Для них характерно стремление уйти в область рассуждений Но основная задача нашей работы — превратить группу в своеобразное объемное зеркало, в котором каждый смог бы увидеть себя во время самых разнообразных проявлений характера, поведения.

КВН Студенты вернулись из ночного клуба

Поэтому во время занятия все говорят только о том, что волнует их именно сейчас, и обсуждают то, что происходит с ними в группе. Для более откровенного общения во время занятий мы отказываемся от безличной речи, помогающей скрывать собственную позицию и тем самым уходить от ответственности за свои слова. Поэтому мы заменяем высказывание типа: Отказываемся и от безадресных суждений о. Конфиденциальность всего происходящего в группе.

Все, что происходит во время занятий, ни под каким предлогом не разглашается. Мы уверены в том, что никто не расскажет о переживаниях человека, о том, чем он поделился.

Мы доверяем друг другу и группе в целом. Недопустимость непосредственных оценок человека. При обсуждении происходящего мы оцениваем не участника, а только его действия и поведение. Мы не используем высказывания типа: Как можно больше контактов и общения с различными людьми.

У каждого из нас есть определенные симпатии, кто-то нам нравится больше, с кем-то более приятно общаться. Но во время занятия мы стремимся поддерживать отношения со всеми членами группы, и особенно с теми, кого меньше всего знаем.

Когда высказывается кто-то из товарищей, мы его внимательно слушаем, давая возможность сказать то, что он хочет. Помогаем ему, всем своим видом показывая, что мы слушаем его, рады за него, интересуемся его мнением, внутренним миром. Не перебиваем, пока он не закончит говорить. Во время работы группы любой участник группы может остановить разговор, вопрос, обращенный к нему или какое-либо другое действие, если посчитает это психологически опасным для своего внутреннего мира.

Человек чувствует в себе силы пробовать новые способы поведения только тогда, когда он свободен в выборе решений. Первый участник называет свое имя и качество, второй — называет имя и качество первого, затем свое и.

первое знакомство преподователя со студентами

Таким образом, имена и качества нарастают как снежный ком. Последний участник называет. При обсуждении обратить внимание на то, что помогало выполнить упражнение, в каких случаях возникало волнение, смотрели ли говорящие в глаза тем, о ком говорили, как использовали приемы для запоминания.

Время выполнения минут. Закройте глаза и начните медленно ходить по комнате. Привыкайте к новому способу ориентирования… В этой игре нельзя разговаривать. Не открывая глаз, попробуйте найти себе партнера. Когда сделаете это, встаньте рядом… А теперь почувствуйте руки друг друга. Какого размера ладони у вашего партнера, теплые они или холодные, мягкие или шершавые, нежные или жесткие?. Не открывая глаз, отпустите руки партнера и пройдитесь по комнате в одиночестве.

Попробуйте с закрытыми глазами вновь найти руки того же человека. Если вы уверены, что нашли их, встаньте рядом и откройте. Как я себя чувствовал во время выполнения упражнения? Когда я чувствовал неуверенность? Когда я чувствовал себя уверенно?

Молодому учителю. Первый урок: как справиться с волнением?

Как я воспринимал руки разных людей? Какую роль для меня играют прикосновения, если речь идет о вопросе доверия? Изменилось ли что-нибудь в моем отношении к группе или к партнеру? Упражнения третий части занятия взаимосвязаны, вытекают одно из другого. Вы должны как можно больше узнать о своем партнере: Каждый участник рассказывает о своем партнере в течение одной минуты, представляя его группе. При выполнении данного цикла упражнений необходимо поддерживать в группе позитивный эмоциональный фон, интерес участников друг к другу.

Постарайтесь выбрать человека менее знакомого .